Военный дневник Олега Плиндова

Военный дневник Олега Плиндова, командира отделения разведки 793-го артполка 257-ой стрелковой дивизии.

17 января 2008 года в краеведческий музей города Великие Луки пришло письмо из Белоруссии от Плиндова Олега Назаровича, 1923 года рождения. Во время войны он был командиром отделения разведки 793-го артполка 257-ой стрелковой дивизии, освобождал вместе со своими боевыми товарищами Великие Луки, Осташков, Пено, Андриаполь, Торопец.

Меня взволновало то, что всю войну Олег Назарович вел дневник. Его записи сохранились, и мы с вами сможем непосредственно побывать в том времени, представить, как все происходило на самом деле. Наиболее значимые для него события были зафиксированы в этом бесценном документе.

Олег Назарович Плиндов – инвалид II группы, перенес тяжелое ранение и контузию.

Награжден орденами Отечественной войны I и II степеней, двумя медалями «За отвагу» и другими наградами. Нашу просьбу ветеран выполнил: он прислал отрывки из своего военного дневника.

Журналист Павел Стасевич пишет об О.Н. Плиндове: «Семь блокнотиков, усыпанных бисерным почерком.

Я начал их читать – и сразу понял, что солдат Плиндов был человеком смелым. Меня поразил список книг, прочитанных солдатом Плиндовым в годы войны. Их – сотни. Лермонтов, Твен, Гете, Лесков, Пушкин, Достоевский … 

Для меня это было неожиданно. Думал, что на войне говорят больше пушки, душа молчит. Оказалось – не молчит. Она работает».

Олег Плиндов хороший поэт. 

Фронтовые дороги. 

Когда даже в полночь не хочется спать,

Висит в небе месяц двурогий.

Приходят тогда мне на память опять

Мои фронтовые дороги.

Идут новобранцы, телеги скрипят.

Буксуют машины в низинке.

И «юнкерсы» снова нещадно бомбят

Глухой полустанок Пустынки.

Великие Луки, как факел, горят.

Ползут, как жуки, самоходки.

И дзоты крошит оголтело снаряд

С орудий прямою наводкой.

Я вместе с пехотой в едином строю

С боями на Запад шагаю, 

Чтоб всем подарить в 45-ом году

Победу – 9 Мая!

О.Н. Плиндов является автором четырех поэтических сборников: «Я бы мог погибнуть в 43-ем», «Рукопожатие», «Отставший от стаи», «Какими мы были». В своем письме в краеведческий музей он обращается к нам: «Огромное спасибо, что написали мне. Великие Луки – это моя боевая юность. Ваше письмо прочли мои боевые товарищи и родственники».

 

 
 

Строки из дневника Олега Плиндова.

27 июня 1942 года.

На рассвете двенадцатого числа полтораста вражеских автоматчиков ринулись на передний край нашей обороны. По окраине деревни, где лежали наши пехотинцы, стала бить немецкая артиллерия и ротные минометы.

Атака с трех сторон была отбита. Под прикрытием дымовой завесы немцы унесли до двух десятков раненых. Пришлось увидеть мощный налет нашей артиллерии. Сотрясалась земля. 

 

8 июля 1942 года.

… Идут дожди, струясь слезами муки,

И дни весенние в небытье унеслись.

Гляжу в бинокль. Белеют строго Луки,

К которым мы отчаянно рвались.

 

16 августа 1942 года.

Я вступил кандидатом в партию. Вызывали работать к парторгу. В полк прибыли женщины. Ревут, домой просятся.

Есть время, есть книги. Пишу сухие ведомости, донесения, рапорты. Бегаю по штабам.

Наивные люди ожидали, что последним приказом наркома можно ошарашить немца и остановить.

А черные языки фронтов дотянулись до Краснодара и Майкопа, спустились до Минеральных Вод. Сталинград под ударом … 

Люди ложатся и встают со словами: «второй фронт». Все мысли о нем. 

 
 

 

28 ноября 1942 года.

Идут бои за город. Содрогаются от канонады стены землянок.

Шум в воздухе приободряет тех, кто на земле. Пехотинцы лезут на Сергиевскую Слободу. Три дня топчется здесь батальон. Убитых и раненых волоком перетаскивают по льду реки в тыл. Высокие обрывистые берега защищают от смерти надежно, и этим путем идет все: боеприпасы, люди, продукты. Минометно-пулеметный огонь немцев не дает поднять голову. Мы зарылись по щелям и болотным кустарникам.

Батарея выпускает сотни снарядов. Как-то солидно-подтянуто действуют 76-миллиметровые «дрыгалки». Пьем за победу граммы спецпайка, и дело с концом. 

8 декабря 1942 года.

Грохот наступления пошел на убыль. Части 88-й немецкой пехотной дивизии окружены в Великих Луках. Остался узкий коридор, простреливаемый нашими войсками. С обеих сторон активно действует авиация, а так – удивительно тихо.

С нашей стороны применяются только штурмовики, которым трудно тягаться с «мессершмитами».

Пять-шесть подбитых «Яков» село в нашем районе, а один спустился прямо на батарею.

Слева, где-то совсем близко, успешно действует гвардейская часть, которая среди многочисленных трофеев захватила и бронепоезд. 

 
 

21 декабря 1942 года.

Лужи воды. Одежда и валенки намокли. Окопы брошены, валяются винтовки, противогазы, вещмешки, боеприпасы. Все исковеркано, изломано снарядами. Грязно, черно, мертво. Из ям слышны стоны раненых.

У немецкого дзота земля устлана трупами. В грязных маскхалатах валяются убитые немцы. Во всем – следы хаоса, разгрома, уничтожения. Что-то рвется, свищет, трещит. Кто-то издали в дикой боли просит: «Пристрелите!» «Юнкерсы» шли в пике. Затем вой летящих бомб, и ожидание … 

Непередаваемое …

Пехота (уже в который раз!) неудачно пытается наступать. Много потерь. Лежат тела людей, отдавших самое дорогое – жизнь за город Великие Луки.

Мне бы хотелось, чтобы в таких же развалинах, в такой же крови лежал какой-нибудь прусский Тильзит. 

… В наступательном порыве наша батарея отличалась необыкновенной дерзостью: просто выкатывалось на метров 30-50 от цели орудие, и атака подавлялась.

28 декабря 1942 года. 

С запада к городу рвутся немецкие танки. В одной машине, подбитой нашей батареей, оказались немецкие наградные кресты. Артиллеристы нацепили эти награды на свои мундиры, за что комбат их здорово поругал.

31 декабря 1942 года. 

В новогоднюю ночь я со своими разведчиками занял здание немецкой аптеки, неподалеку от крепости. Нашелся спирт, чтобы выпить и за Новый год, и за Победу. 

3 января 1943 года.

Я в Великих Луках помню:

Молча по-пластунски полз отряд.

Вдруг упал у наших ног огромный, 

Но не разорвавшийся снаряд.

… Зарево стояло в небесах …

Наши жизни – это понял каждый – 

У судьбы лежали на весах.

8 января 1943 года.

Раз залетел к нам в котлован снаряд 120-миллиметрового орудия. На счастье, не разорвался, а медленно угрожающе дымился. Подступы к военному городку Р. устланы телами нашей пехоты.

Скорчившись, они лежали на льду реки, на дорогах и уличках; немцы лежали под кирпичами. Они держались цепко, упорно, уходили только тогда, когда ничего не оставалось…

13 января 1943 года.

Бились за хлебозавод, от которого остались груды кирпича и жести. Еще с утра, как затарахтела кухня, начался минометный огонь редкой точности. Одна мина, упавшая чуть ли не в суп, помешала допить водку, ранив двух человек, и так все происходило – целый день. Соседний блиндаж разметало снарядом. Бои в воздухе как-то не ладятся: только немцы сделают свое дело – отбомбятся, как появляются наши. На земле скрежещут зубами.

3 февраля 1943 года.

Теснота. Низкий потолок землянки. Ждем наступления. У Сталинграда началось. Рвутся к Ростову, Харькову, Ворошиловграду наши войска. Сотни тысяч пленных немцев. Все в азарте патриотизма, всем мерещится конец войны.

Военные события, увиденные глазами Олега Назаровича Плиндова, я сравнила с воспоминаниями генерал-лейтенанта запаса Героя Советского Союза Дьяконова А.А., бывшего командира 257-ой стрелковой дивизии и полковника запаса Красовского Б.Л., бывшего заместителя политотдела дивизии. 

Период активной обороны до ноября 1942 года характерен не только стойким отражением вражеских контратак, но и активными боевыми операциями истребителей-разведчиков. Достаточно сказать, что немцы использовали удобные возвышенности, населенные пункты, окружающие Великие Луки, создали внешний оборонительный пояс. На окраинах города было сооружено 120 дзотов. Каждый из каменных домов был приспособлен для круговой обороны.

Сильные укрепления были сооружены немцами и в самом городе. Траншеи тянулись вдоль тротуаров. Лабиринты и подземные ходы связывали между собой многие здания. Сломить такую мощную оборону было нелегким делом. Воинов дивизии успешно готовили к предстоящим боям.

Когда наши подразделения заняли Коломенскую улицу, ожил фашистский дзот на холме, недалеко от Сергиевского монастыря. Огонь гитлеровского пулемета не давал возможности выносить раненых, подносить боеприпасы. Ожесточенный бой разгорелся за монастырь.

За его толстыми стенами засели гитлеровцы и огнем из окон и с колокольни мешали дальнейшему продвижению наших подразделений.

Несколько атак наших бойцов не увенчались успехом. На санях, привязанных к танкам, к стенам подвозили саперы взрывчатку. После артиллерийского удара и взрыва бойцы-пехотинцы ворвались в монастырь.

Гитлеровцы пытались бежать через Ловать, но их ждали зашедшие с тыла наши пулеметчики. Пленных в этом бою взято не было.

Перед частями дивизии была поставлена задача: овладеть военным городком Рыканово. Для выполнения этой задачи пришлось переправляться через Ловать. Очень трудно было навести переправу недалеко от горбольницы и пивзавода.

Расчищая путь огнем стрелкового оружия и гранатами, действуя в тесном контакте с артиллеристами, штурмовые отряды ворвались в военный городок. Развернувшиеся бои были очень ожесточенные. Схватки велись за каждую квартиру, каждую лестницу.

В этих тяжелых боях особенно отличился командир роты автоматчиков старший лейтенант Давидян. Вместе со своими бойцами он смело ворвался в помещение, занятое фашистами, уничтожили сопротивляющихся и захватили пленных.

Почти беспрерывно шли над городом воздушные бои. Борьба с немецкими самолетами велась всеми имеющимися средствами. 

257-я стрелковая дивизия сыграла большую роль в освобождении города Великие Луки от немецко-фашистских захватчиков. При этом было захвачено 10 вражеских танков, 72 орудия и шестиствольных минометов, 92 пулемета, 33 радиостанции, 212 автомашин, несколько складов боеприпасов, сбито 13 фашистских самолетов. За время штурма города было уничтожено 7 тысяч вражеских солдат и офицеров и 2810 взято в плен. 

257-я стрелковая дивизия была сформирована в ноябре 1941 года на Калининской земле в районе Куженкино-Едрово и тут же приняла боевое крещение.

18 апреля 1943 года Приказом Министра Обороны СССР 257-ой стрелковой дивизии было присвоено гвардейское звание, и она преобразована в 91-ую гвардейскую стрелковую дивизию.

15 июля 1943 года недалеко от г. Великие Луки в торжественной обстановке было вручено гвардейское знамя. Принимая его, бойцы-гвардейцы поклялись неустанно громить гитлеровских захватчиков до их полного уничтожения.

Насколько жестокими были бои на нашей земле, мы можем судить из приказа войскам 3-ей Ударной Армии № 18. 

 

13 января 1943 года. Действующая армия.

… 

Приказываю:

  1. Ни шагу назад! Ни при каких условиях не пропустить раненого и озверелого врага в город. Город Великие Луки есть и будет советским. 

2. Разгромить и уничтожить битые уже вами, но еще не добитые 205 и 331 пд. противника. Все условия для этого есть.

Таков приказ Родины, приказ Наркома Обороны СССР товарища Сталина. Вперед, боевые товарищи! Родина ждет от вас новых побед! Крепче удар по врагу! Смерть немецким оккупантам! Приказ довести до всего личного состава.

 

Командующий Войсками 3-ей Ударной Армии генерал-лейтенант Галицкий 

Член Военного Совета 3-ей Ударной Армии генерал-майор Литвинов

Начальник Штаба 3-ей Ударной Армии генерал-майор Юдинцев

 

Такие материалы помогают понять нам правду войны, ее жестокий облик, яснее представить себе, какой страшную цену мы заплатили за Великую Победу в 1945 году.

 
 

Военный дневник 

Когда я Быкова читаю,

И вновь войны я вижу лик, 

То до полуночи листаю

Военный выцветший дневник,

А он такой, что с ним расстаться

Поверьте мне, никак нельзя.

Прошли года. Они все снятся.

Военных лет мои друзья!

Потертый листик пожелтелый,

И еле видный след строки.

Я не забыл рывок их смелый 

На ту высотку у реки.

Край дневника уже надломан,

Но все же можно прочитать,

Как у калитки, возле дома, 

Меня с войны встречала мать …

Олег Плиндов.

 

КОНТАКТЫ

Телефон:
8 (81153) 7-27-11

График работы:
с 11:00 до 17:30

МЫ В СОЦСЕТЯХ

© 2020 Все права защищены